Притча о драгоценной жемчужине
45 Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин,
46 который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее.
Матфея 13:45-46

 
 
 
 
 
 
Жизнь в солнечном свете PDF E-mail

Жизнь в солнечном свете

 

            Одесса, 1877 год, к пристани подходит пароход из Англии. Русская таможня проверяет прибывших пассажиров. На берег сходит высокий пожилой господин с длинной седой бородой. Его багаж состоял из множества огромных тяжёлых ящиков.

- Что у вас там в ящиках? – спросил таможенник.

- Библии и Евангелия. – ответил пожилой господин.

- Хорошая сказочка! Что вы собираетесь делать с ними?

- Раздавать их в тюрьмах и...

- Вы хотите сказать — «продавать их»? Но у заклю­ченных нет денег!

- Я хочу раздавать их даром. У заключенных есть души.

- Вы хотите раздавать свое добро даром? Позвольте-ка мне открыть ящик.

- Сколько угодно!

 - В каждом ящике было Священное Писание, и только оно одно.

- Кто вы, господин? Вы говорите, что вы — из Англии?

- Да.

- И вы приехали в эту страну дарить Библии рус­ским преступникам?

- Да.

- У вас, должно быть, хорошая зарплата за такую работу!

- Я не получаю никакой.

- Кто же оплачивает вам издержки?

- Я их плачу из собственного кошелька.

- Вы? Что?

- Я плачу из собственного кошелька.

- Вы — человек один из миллиона! Мы вам бесплат­но доставим эти ящики до парохода!

Пожилого человека с бородой звали   Фридрих Вельгельм  Бедекер. Он имел учёную степень доктора философии и поэтому вошёл в историю российского евангельского движения, как доктор бедекер, а дети княгини Ливен звали его  «наш дедушка». Они наблюдали  зимними Петербургским вечерами, как  «дедушка Бедекерр» в кресле качалки у камина в доме княгине Ливен читает свою огромную Библию и приставали к нему с разными вопросами, на которые получали мудрый ответ.

            В начале 19-го столетия в немецком городе Виттен, что  в провинции Вестфалене, жил учёный естественник И.Ф. Бедекер со своей супругой Фридерикой. У них было шестеро детей, четыре мальчика и две девочки. Наш доктор Бедекер был предпоследним, родившимся 3 августа 1823 года. Детство его прошло в учёбе. В 1851 году он заключил брак с Августой Якоби. Но счастье было коротко, в июне была их свадьба, а в сентябре умерла молодая жена. Смерть жены стала огромной трагедией для Фридриха. Он пытался убежать от самого себя.  Началась его странствующая жизнь. Сначала  он объездил разные части Германии. Затем ещё два года он ездил вдоль и поперёк по Австралии. В 1858 году он вернулся в Европу. В следующем 1859 году Бедекер посетил Англию и  принял решение положить конец своим странствованиям и сделаться осёдлым гражданином Англии. Он занялся преподаванием.

Между его первыми учениками был мальчик Гарри Ормоби, сын молодой вдовы капитана британского флота в Индии Ормоби, сестры архидиакона Лей-лей в Болебе, на которой он женился 17 июня 1862 года.

 

Обращение ко Христу доктора Бедекера произошло в 1866 году во время устроенного собрания евангезациий Карлом Тавоном в «Вестон-Супер-Маре», с участием лорда Редстока. На одном из собраний , доктор  почему-то после конца проповеди задержался, может потому, что сидел слишком близко, а за народом трудно было выбраться во время. Но во всяком случае лорду Редстоку удалось к нему подойти к нему. Лорд положил Бедекеру  руку на плечо и сказал: «Милый друг, Господь выбрал меня сегодня посланником к вам». Этим он заставил войти с ним в соседнюю комнату. Это случилось в присутствии всего собрания. Очень скоро оба стояли на коленях. Впечатление этой незабвенной ночи Фридрих Бедекер позже  охарактеризовал такими  словами: «К ним я вошёл гордым неверующим немцем, а вышел от них смирённым, верующим учеником Христа! Да прославится Господь!»

Жена на следующий день  пошла с мужем на собрание, обратилась ко Христу и была спасена. И так оба супруга приняли эту дорогую веру.

Фридрих Бедекер и  лорд Редсток стали близкими друзьями. Лорд Редсток,  работавший с большим успехом в России, ввёл его ко многим высокопоставленным личностям в С.-Петербурге.  Доктор Бедекер под влиянием Редстока оставил все свои прежние занятия и    посвятил остаток жизни проповеди Евангелия и распространению книг Священного Писания.  

Бедекер присоединился к евангельскому течению именовавшиеся «движение братьев» (дарбисты). Возникновение этого течения в Англии относится, примерно, к 30-м годам XIX века. Выдающиеся представителями этого движения были Д.Н. Дарби, Г. Мюллер, Ч. Макинтош, лорд Редсток и другие. У дарбистов крещение взрослых по вере было не обязательным в отличие от первохристианских общин, меннонитов и баптистов.  Служение понемногу расширялось. Служение Бедекера  главным образом простиралась на Богемию, Венгрию, Галицию, Польшу, Швейцарию, Финляндию и западные и южные провинции широкого Русского государства.  Редсток писал о нём: «Как только он узнал сам радостную весть, с того момента он понёс её в мир проповедовать другим. И несмотря на своё слабое здоровье  он выполнил дело, к которому был призван; не обращая на себя внимания ходил по соседним деревням и разносил «благую весть». Он иногда падал от слабости и работал до обморока, но всё-таки вставал и шёл дальше говоря: «в слабости моя сила». Свой первый праздник в Воскресения Христова он провёл между беднейшим населением в «Бетнальгрен» в Лондоне, проповедуя им слово Божие.». Мистер Морган характеризовал его очень кратко, но метко, сказав: «много, много мужчин и женщин перестали самодовольно смотреть на себя с того момента, когда доктор Бедекер являлся на их пути ..»

Доктор любил людей, причём конкретных людей, которые встречались ему на пути. Обычно он уезжал из Англии счастливым обладателем тёплого толстого нового одеяла, которое покупала ему его супруга. Она всегда очень заботилась о нём. Но  редко он возвращался домой с этим  одеялом. На вопрос жены: что ты сделал со своим одеялом, где оно? «Постой, правда, где оно?» - говорил он: ах да, на палубе парохода, на Чёрном море девочка так тряслась от холода, мне было её очень жаль, и я закутал её в одеяло»

            Его биограф Лантимер напишет: ««Сегодня он находится в громадном зале Австрийского княжеского замка, чтобы собравшимся гостям хозяина проповедовать Евангелие. Потом, на дворе армянского сиротского дома в Константинополе, потом в Смирне, между греками, армянами, турками, евреями, в один день он держал шесть собраний людям, с жадностью слушающим слово Божие. Потом его можно видеть в громадных аудиториях: венского русского, или финского университета не собрании теологов (богословов), которым их же профессор его переводил. Потом этот ревностный раб Христа собирает в Мюнхене социал-демократов, своих собственных земляков в том же зале, где читал лекции Карл Маркс о социализме, он собирает их для общины Христа, приводит их души ко Христу.»

 В 1877 году доктор Бедекер покинул на три года свой дом в «Вестон-Супер-Маре» и с женой и дочерью переехал в Россию, чтобы начать свою евангельскую работу, сначала между людьми говорящими по немецкий. Он поселился в доме Наталии Ливен и продолжил «салонную миссию» лорда Редстока. В домах княгини Веры Гагариной и Наталии Ливен, которые были сёстрами, собирались петербургские аристократы. Доктор говорил с ними. Его беседы носили назидательный характер, они касались глубокого познания Господа, освящения, познания воли Божьей. Проповедовал Бедекер чаще всего в «белом» зале дворца княгини Ливен, а также в доме графа Бобринского, где собрания проходили в субботу вечером.

Доктор Бедекер имел личное сходство с ветхозаветными патриархами: высокого роста, худощавый, с длинной почтенной бородой. Слушатели никогда не могли забыть в глазах его искры Божьей, взор озарённый светом свыше и вдохновение, не терпящее медлительности. Он  жил в солнечных лучах Господа. Его улыбающееся лицо, его сердечные приветствия, ставили и встречных с ним под эти лучи.

Вместе с членам Комитета петербургских тюрем М.М.Корфом и Е. И. Чертковой Бедекер посещал столичные тюрьмы, раздавая Евангелие заключённым. Постепенно в Бедекере Господь пробудил глубокое сострадание к этим несчастным людям. Он почувствовал как внутри него возрастает огромное, неудержимое желание возвещать им всем о любви Божьей.  Он напишет позже: «Прежде я не имел никакого понятия о том, как люди во многих странах сидели взаперти за решётками, и даже в цепях. Когда же я об этом узнал в России, с тех пор это было моим сердечным желанием, чтобы мне открылись двери тюрем. Я осмелился высказать одной высокопоставленной даме в Петербурге и спросил, нет ли для этого какой-нибудь возможности. Грустно покачало она головой. Но она моей просьбы не забыла.»

При этом надо заметить, что «высокопоставленная дама» была личный друг Государыни и супруга очень известного посланника. В один прекрасный день, эта графиня делала покупки в одном магазине, её супруг сопровождавший её, стоял на улице за дверями магазина дожидался её. Вдруг он сказал громко жене, открыв дверь магазина: «Пойди-ка скорее сюда!». «А что такое?» - спросила она выходя. «Вот посмотри, по той стороне идёт человек нужный для твоего дела» - сказал он. «О ком ты говоришь?» - недоумевала она. «Это начальник тюремного ведомства, с которым ты лучше всего можешь поговорить относительного того разрешения, которого ты так желаешь» - сказал он. «Позови мне его пожалуйста, если можно» - попросила графиня. Граф догнав этого человека, привёл его к жене в магазин. «Чем могу служить вам сударыня?» - спросил он. «Я была бы вам очень обязана, если бы вы устроили разрешения моему другу англичанину доктору Бедекеру, для посещения тюрем и заключённых; конечно тут нет никакой политической подоплёки, но исключительная цель его состоит в том, чтобы говорить с ними, и передавать им Святое Писание» -  сказала она. «Надеется ли ваш друг, что это на них произведёт хорошее влияние» - спросил он. «Он надеется на влияние Слова Божья и на Евангелие».  «Также и я надеюсь на это сударыня, хорошо, я позабочусь, чтобы он получил желаемое разрешение».

Разрешение застало доктора  в Англии, когда он только что собирался ехать в Россию.  Он получив эту бумагу взглянул на неё, как на драгоценное даяние. Сейчас же Бедекер  отправился в Одессу, и отправился в городскую тюрьму.  Он  предъявил пропуск и был пропущен.

Год или два спустя, он случайно встретился в Петербурге с этим самым начальником тюремного ведомства, который выхлопотал ему разрешение. Он сам передаёт нам свой разговор с ним: «Мы говорили совершенно свободно о недостатках и потребностях русских тюрем. Этот человек боящийся Бога и сочувствующий улучшениям быта заключённых. Он мне рассказал о своих намерениях: «С Божьей помощью я надеюсь в два года произвести большие перемены». Он уговаривал меня навестить восточную Сибирь и обещал мне дать все нужные сведения о различных тюрьмах.. О, благодарю Господа, за эту открытую дверь!»

Он был единственным проповедником в Рос­сии в тот момент, которому было разрешено посещать все тюрьмы для проповеди в них Евангелия и раздачи заключенным Биб­лий и Новых Заветов. Его имени было достаточно, чтобы двери любой тюрьмы раскрылись перед ним.   Как это могло случиться?   Сам царь дал на это разрешение, рассудив, что заключенным, или «этим не­годяям», как он выразился, можно проповедовать Еван­гелие. Хотя этого и нельзя было делать для обычных людей.  В одной из поездок у Бедекера вытащили это   разрешение. У него вытащили, конечно, и деньги, но он о них печа­лился меньше, чем о «разре­шении», и написал об этом княгине Ливен. Княгиня с помощью высокопоставлен­ных друзей достала и выслала ему  новый документ, написав в письме, что догадывается о потере не только документа, но и денег, которые она ему тоже высы­лает... Но самое интерес­ное — новый документ на­зывался уже не «разрешени­ем», а «предписанием»! Это была огромная разница! «Разрешение»  предполагало, что губернатору или  другому   начальствующему лицу  предоставляется решить или запретить проповедь Евангелия заключен­ным. «Предписание» же требовало полного повинове­ния, поэтому двери любой тюрьмы раскрывались перед именем Бедекера.

В продолжении 18 лет один только доктор Бедекер имел право посещать тюрьмы в России. Он имел доступ как в Варшаве, так и в арестантских поселениях Сахалина, в крепостях Кавказа, от глубокого юга, до обледенелых берегов Сибири.

В его разрешении было сказано, что  он «специально получил поручение навещать русские тюрьмы и раздавать арестованным экземпляры Священного Писания». Точный текст его разрешения имел вид служебной должности. Его полномочия давали ему права действовать с заключёнными по своему усмотрению, что никогда и не кем не нарушалось и не контрлировалось. Так чудно открывал ему дверь Господь, для его Святого служения.

 

Продолжение в следующем номере.

 

 

 

 
Другие материалы