Притча о фарисее и мытаре
9 Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу:
10 два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.
Подробнее ...
 
 
 
 
 
 
Купи истину PDF E-mail

Купи истину.

 

         Настало время вспомнить о книгоношах. Не о тех, которые ходят сегодня по электричкам и офисам и предлагают различную, часто очень сомнительного содержания литературу, а о тех, что понесли русскому народу свет Евангелия Христова.

         В 1861 году в России было отменено рабство. Именно таковым являлось крепостное право для трудового народа, который до этого не имел никаких надежд ни на что – только на чудо и милость Божью да на милость господина, который мог сделать с крепостным все, что заблагорассудится. Русский народ почти не слышал весть о Христе, поскольку священники не очень о ней рассказывали, а прочитать было негде, да и грамоту простой люд не знал. А тут все изменилось: можно было ехать в город, осваивать ремесло, постигать грамоту. Освобождение крестьян от крепостной зависимости повлекло за собой переоценку ценностей. Души простых людей жаждали Бога, искали утешение и надежду.

Первое издание Нового Завета на русском языке было выпущено Российским Библейским обществом в 1822 году тиражом 20 тысяч экземпляров. Однако в 1826 году император Николай I запретил деятельность Библейского общества. В 1858 году Святейший синод Русской православной церкви постановил перевести Библию на русский язык. В 1860 году на русском языке в синодальном переводе вышло Четвероевангелие, а в 1862 году благодаря усилию Библейского общества – синодальный перевод всего Нового Завета. Библейское общество сразу же решило сделать Новый Завет дешевым и доступным для народа – книги издавались в простом бумажном переплете с надписью: «Евангелие для народа. Цена 1 копейка».

         Господу было угодно дать России основной инструмент, необходимый для духовного пробуждения, – печатное Слово Божие. В свое время идеи Лютера охватили Европу именно благодаря тому, что был изобретен печатный станок и во многих городах работали типографии, которые распространяли лозунг Реформации «Только Христос, только Писание, только благодать» и одновременно печатали Священное Писание.

         Как только в России люди стали способны самостоятельно читать Слово Божие, Господь  расположил сердца переводчиков и издателей к тому, чтобы Библия была доступна на русском языке. На повестке дня стоял вопрос, как донести Новый завет народу, как сделать, чтобы он попал в каждый дом.

В середине XIX века в России среди интеллигенции распространилось хождение в народ. Представителей этого движения называли народниками. Ходоки в народ говорили народу о спасении, однако не указывали на Иисуса Христа как Спасителя, а предлагали спасать себя собственными силами. Это было ужасное обольщение. Во все времена едва Евангелие начинает распространяться среди жаждущего истины народа, как тут же враг душ человеческих подбрасывает людям очень похожую, но кардинально отличную от христианской идею. Так было во времена Христа, так было в России в XIX веке и XX столетии, когда коммунистическая идея боролась с евангельской вестью, так происходит и сейчас – гуманистические идеи противостоят простоте Евангелия. Во второй половине XIX века идеи народников вылились в террор, его жертвой стал император Александр II, которого народ называл Освободителем. При нем было отменено крепостное право, напечатана русская Библия, массовым для того времени тиражом издан Новый Завет на русском языке и появилась возможность распространять его среди простых людей. Народу нужна была истина, он готов был платить за нее большую цену. Кто же понес истину людям?

         Эту миссию взяли на себя Божии люди – книгоноши. Они не просто раздавали книги, а продавали их. Книгоношам предшествовали коробейники, которые ходили по городам и деревням и предлагали беднякам по доступной цене необходимый в хозяйстве товар. С развитием издательского дела коробейники стали продавать книги, которые со временем вытеснили остальной товар. Книгоноши, несущие народу Священное Писание, должны были еще уметь рассказать о том, что оно несет весть о Спасении. Эти люди отличались личным благочестием, смирением и самоотверженностью, им нередко приходилось выслушивать угрозы, оскорбления, переносить многочисленные невзгоды.

         Первым на зов Святого Духа откликнулся датчанин по имени Отто Богданович Форхгамер. В юности он готовился работать в купеческой конторе и получил место с очень приличным жалованьем. Казалось бы, жизнь удалась и будущее обеспечено. Но Бог даровал ему встречу с шотландцем Василием Ивановичем Мельвилем, который прибыл в Россию в 20-х годах XIX века с намерением сделать блестящую карьеру дипломата. Встреча с Господом изменила его планы. Оставшиеся 60 лет своей жизни Мельвиль (В некоторых источниках он упоминается, как Мелвилл) посвятил распространению Священного Писания, отказавшись для этой цели от женитьбы. Регион его служения – Закавказье и Юг России. Распространяя Священное Писание, он проповедовал Христа. Но, читая тексты Священного Писания, он избегал давать комментарии, чтобы не угасить действие Святого Духа.

            С 1851 года Форхгамер начал распространять Новый Завет на русском и немецком языках среди немецких колонистов на Юге России и в Поволжье. Как и его учитель Мельвиль, Отто Богданович Форхгамер продавал Священное Писание, живя на копейки. Денег едва хватало на пропитание, но он довольствовался этим, поскольку был счастлив исполнять миссию, возложенную на него Господом.

После закрытия Российского Библейского общества в 1826 году книгоноши распространяли Новый Завет на русском языке, который издавали Библейские общества в Лондоне и Лейпциге. Это служение поддерживало американское Библейское общество. В 1862 году ситуация кардинально изменилась. Священный синод Русской православной церкви издал Новый Завет, который можно было распространять без страха быть вовлеченными в конфликт с православными священниками, видевшими в распространяемых Священных Писаниях, ввезенных из-за границы, иноземную ересь.

         В 1862 году в Нижнем Новгороде проходила традиционная ярмарка. На ней Форхгамеру удалось распространить большое количество Новых Заветов. Люди жадно покупали Слово Божие. Успех был очевиден. Он рассказал об успехе распространения Евангелия в центре России своим друзьям. Особый интерес рассказы Форхгамера вызвали у историка Н.А. Астафьева, который по его словам «давно мечтал о подобном предприятии». Он поделился своей мечтой с музыкантом Н.И. Зарембой. В январе 1863 года они решили организовать среди своих знакомых сбор пожертвований для поездок Форхгамера. К ним подключился органист голландской церкви в Петербурге К.А. Фан-Арк. Эти люди были убеждены, что все проблемы и заблуждения русского народа связаны с тем, что тот не знает Священного Писания. Поэтому  девизом для сбора средств  они взяли  слова Иисуса Христа: «… заблуждаетесь, не зная Писаний…» (Мф. 22:29). 8 апреля 1863 года на квартире Н.А. Астафьева собралось восемь человек различного вероисповедания, которые ревновали о том, чтобы Писание было доступно всем людям, проживающим в Российской империи. Они решили завести специальные тетрадки, куда вносились бы сведения о пожертвованиях на дело распространения Священного Писания. Для сбора пожертвований решено было обращаться только к своим знакомым, то есть с самого начала был взят курс на отказ от государственной поддержки. Кружок пришел к выводу проводить ежемесячные собрания, на которых молиться за успех распространения Писания, слушать отчеты о финансовой деятельности. Через три года кружок был преобразован в общество. А 2 мая 1869 года указом государя императора Общество распространения Священного Писания в России было утверждено официально. По уставу общество состояло из 40 действительных членов и сотрудников. Большое содействие при преобразовании кружка в общества оказали М И. Пейкер и граф М М. Корф.  

         Форхгамер был первым связующим звеном между книгоношами-одиночками, сотрудничающими с западными Библейскими обществами, и книгоношами, которые трудились под эгидой российского общества распространения Священного Писания. Это были русские миссионеры, несущие Евангелие в народ. За время работы в бществе с 1863 по 1873 год Форхгамер распространил 58 тысяч экземпляров Священного Писания. Он трудился в Поволжье на участке от Твери до Астрахани, в Москве, на Дону, на Украине, в Воронежской губернии, на Северном Кавказе и в Закавказье. В одном из своих отчетов о поездке на Кавказ, которые опубликовал Н.А. Астафьев в книге «Общество для распространения Священного Писания в России (1863-1893)», Форхгамер отметил особенно благосклонное отноше­ние к русскому Новому Завету молокан Ленкорани: «В высшей степени утешительно видеть, что Новый Завет на русском языке, конечно, самый лучший, самый успешный между ними миссионер». Посещение Форхгамером Дубовки (на Волге) привело в движение все местечко, где он продал 560 эк­земпляров Евангелия. «Но нигде, – писал Форхгамер, – не находил я такой жажды к Слову Божию, как в Александровом Гае, боль­шом селе в 50 верстах за Ново-Узенем (на границе киргизских степей). Люди приходили ко мне на дом со всех сторон за свя­тыми книгами… беспрестанно оста­навливали меня с требованием Нового Завета».

В отличие от Российского Библейского общества Общество распространения Священного Писания в России само ничего не переводило и не издавало, а только содействовало распространению Священного Писания. Общество не имело региональных отделений. Оно хранило книги на складах в Петербурге и Москве и с помощью своих членов и многочисленных книгонош распространяло их по России. Книгоноши получали товар на складах в кредит и хранили у себя лишь то количество книг, которое могли реализовать. Книгоноши не просто продавали Священное Писание, но и в случае надобности объясняли его содержание, истолковывали малопонятные места. Особенно в этом деле преуспели некоторые сельские священники, которые тоже трудились на этом  поприще. У каждого книгоноши была своя стратегия.

     Уникальной личностью была легендарная «старушка с кни­гами» Синклития Петровна Филиппова. Она ходила по улицам, рынкам, площадям, церквям, заводам, везде не­утомимо предлагая приобрести книгу Спасения. Она от­крыла такое поле деятельности, которое никому до той пор в голову не приходило, – кладбища. Похороны  – это событие, когда люди расположены по­мыслить о жизни, смерти, Боге и вечности. Синклития Петровна, возможно, одна из первых использовала это обстоятельство для проповеди Евангелия, предлагая помощь и утешение Слова Божь­его. Умерла она в 98 лет. За четырнадцать последних лет жизни Филиппова распространила 17 тысяч Священных Писаний. Эта «старушка с книгами» нашла еще одно место, где Божие спасение было остро необходимо, – трактиры. Когда она прода­ла в одном трактире все книги и у нее не осталось ни одного экземпляра, туда вошел мужчина лет тридцати, который тоже попросил Евангелие. Узнав, что у нее больше нет ничего, он заплакал и сказал: «Знать, я великий грешник и не наследую Царства Божия, если не удостоился по­лучить Евангелие!». Тогда наша сестра вынула из карма­на свой Новый Завет, который всегда носила с собой, и подала ему.

Как уже отмечалось, книгоноши не просто раздавали книги, а продавали их. Это имело глубокий смысл. Слово Божие  говорит: «Купи истину» (Притч. 23:23). Если бедный человек потратил деньги на Слово Божие, следовательно, это имеет для него значение, он постарается по крайне мере хоть раз прочесть эту Святую книгу и уж точно не будет ее выбрасывать. Продажа книг позволяла хотя бы частично покрыть расходы на их издание и распространение. Кроме того, книгоноши жили от продажи книг. Они получали их со склада со скидкой двадцать процентов. Если склад находился недалеко, то книгоноша успевал несколько раз за день посетить его. Вот как вспоминал об этом московский книгоноша Иван Старин: «На имеющийся в то время у меня всего один рубль капитала я получил из Библейского склада десять маленьких, в 32-ю часть листа, Евангелий в красивейших разноцветных переплетах, со штампованной на переплете ценой 12 копеек и 4 копейки сдачи. Не прошло и часа, как я, восторженный и запыхавшийся от усиленной ходьбы и движений, прибежал в склад во второй раз и купил уже на вырученные деньги двенадцать Евангелий. Затем прибегал в склад еще два раза и купил пятнадцать, а потом восемнадцать Евангелий. Всего же за этот достопамятный для меня день я перекупил и продал пятьдесят пять Евангелий. Трудно описать теперь то радостное чувство, охватившее меня в первые дни моего книгоношества. С утра и до ночи, не чувствуя усталости, я носился по улицам и переулкам Москвы и предлагал решительно всем попадавшимся навстречу: и старым, и малым, и знатным, и простым, и даже нищим купить у меня Евангелие. Я чувствовал на себе в то время как бы долг или миссию, чтобы как можно скорее и возможно больше распространить в народе Евангелий».

Общество распространения Священного Писания   за тридцатилетие своего существования распространило по горо­дам и селам европейской (включая Украину, Белорус­сию, Кавказ и Закавказье) и азиатской России 1 588 413 экземпляров книг Священного Писания – Библий, Псалтырей, Новых Заветов – и его частей, в том числе около 150 тысяч экзем­пляров в Сибири, Приамурском крае и Туркестане. Около 150 тысяч Священных Писаний было подарено или продано по уменьшенной цене в больницы, школы, тюрьмы, богадельни и бедным людям.

Книгоноши, безусловно, внесли большой вклад в духовное пробуждение России, которое всколыхнуло страну в начале XX века. Святой Дух через этих скромных тружеников разбрасывал семена, рыхлил, удобрял, поливал почву, и в конце концов они взошли.

 

 

 

 
Другие материалы